Сад скульптур у Старых Яффских ворот, известный как сад Сабил Абу-Набут, был основан в 2001 году. Все, то направляются в Яффо или Тель-Авив и быстро проезжают по бульвару Бен-Цви к месту назначения, обычно не подозревают, что за Сабилом (общественный источник cо времен  Османской империи) ) скрывается сокровище искусства, внутри тихого и красивого сада, который когда-то был заброшенным задним двором этого района. Может быть, кто-то заметил каменное сооружение розового цвета в нестандартном стиле (об этом в другой раз), но за этим скрывается удивительное. Среди платанов, фикусов и других деревьев разбросаны 18 скульптур Игала Тумаркина, который лично выбрал их, спланировал их размещение и даже объяснил себя прекрасным разборчивым почерком, простым и ясным стилем. Я случайно попалa в сад в июле 2020 года, и с тех пор я возвращаюсь в него снова и снова, каждый раз с другими людьми, и они всегда видят скульптуры в другом свете, и самым захватывающee это видеть разнообразие впечатлений, которые они вызвают,  обилие интерпретаций и прозрений. Mатериалы в нем поражают тематическим богатством — от эпохи Возрождения до трагического конца Вальтера Бенджамина и преступлений нацистской Германии — через тотем и табу Зигмунда Фрейда. ужасы машины Кафки и разделенного Иерусалима. Здесь мы встречаем Франсиско Гойя и Ицхака Рабина, Кориолануса и Филиппо Брунaлeски, и все это чудо находится «в двух шагах отовсюду» — в небольшом общественном парке между Яффо и Тель-Авивом. Список скульптур Тумаркина в саду Абу-Набут Ицхаку Рабину Синий Филиппо Брунaллески / Filippo Brunelleschi Кориолан Машина Кафки Шабаш ведьм Заблокировано Диалог самураев  Тайная вечеря с разбитым обелиском Иерусалим Stabil Mobile / Stabile Mobile Pax/Мир Память будущего (памяти Уолтера Бенджамина) Работа освобождает? Гойя / Для Гойи Дин Himeji Тотем и табу / Тотем и табу Экскурсия начинается со вступительной беседы, с чашки кофе. В саду два больших стола со скамейками. Затем начнаем ходить вокруг скульптур. Иногда скульптура объясняет сама себя, как, например, посвященная Ицхаку Рабину — цельный куб из розового гранита, расколотый острым металлическим клином. Но есть и такие, чтобы понять их,мы должны искать в Священных Писаниях или искать зацепки в самой статуе — например, в машине Кафки. То же самое и с Кориоланом, который якобы упоминает трагедию Шекспира о несчастном римском генерале, но на самом деле взывает ко всем нам суровую правду об уничтожении морали с личной выгодой, о месте личности по отношению к обществу, право и долг. Это головокружительная мозаика фигур и эпох, из которой вы понимаете, что на самом деле ничто не ново, и ни человек, ни общество, ни человечество не извлекают уроки из прошлых бедствий. Так художник трактует сложнейшую скульптуру, посвященную Вальтеру Бенджамину — ПАМЯТИ БУДУЩЕГО.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.